Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

H A J R A

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ⊗ (список заголовков)
01:25 

i am the video word made flesh
…in which growth occurs only through restraint: the muscle encounters resistance, becomes engorged and is broken down, and in healing becomes stronger…

/

Вечно младший товарищ.
Думая, что ты приходишь к некой точке соединения и сознания того, кто ты есть и что ты делаешь, ты говоришь окружающим "да, я (глагол)", но на самом деле в тот же миг тебе открывается совершенно иное, куда более искреннее и важное пространство реальности, и ты стоишь на его пороге всё с теми же беспомощными бумажными вырезками, что и раньше. Люди вокруг становятся всё более и более настоящими, самыми что ни на есть мясными, трёхмерный и материальными, а ты, как ни стараешься, на их фоне столь же нарисованный, как и прежде.
И нечего вам предоставить, кроме своей неловкой детской любви. Я отдам вам все свои книги, всю свою еду, я буду класть ладони вам на затылки, я буду отдавать своё тело и свой разум для ваших новых упражнений в нежности и контроле. Я больше ничего не умею. У меня есть (простите за выражение) миссия, и миссия эта растворяется в людях.
Моя миссия преумножать красоту, не сознавая себя. Эта миссия должна быть растворена в людях вокруг. Всё дело в том, что этот мир слишком прекрасен, чтобы загрязнять его своим эго, своим узколобым восприятием себя.

Но я не могу, во мне всегда остаётся последний клок дурмана, последняя частичка эготизма всякий раз, когда я пытаюсь идти до конца - я встречаю непонимание подобных выражений себя и у меня от этого случается полный отказ. Говорят, ты тут любишь людей, но что в действительности ты готов им предложить? В тебе даже недостаточно злобы, чтобы защищать себя, так отчего ты готов навязывать свою трепетную тушку в ответственность окружающих?
Неготовность преумножать чьи-то страдания рссматривается как полное отстутвие какой-либо позиции по любому спорному вопросу, который требует не эмоционального анализа проблемы.

Само переживание чувства влюблённости, пусть даже асбтрактной, пусть даже выражаемой в определённом видении одного клочка мироздания - крайне тяжело. Ощущение совершенно непередаваемой радости от присутствия и причастности, но всегда разбавленное ощущением недосягаемости и страхом неверной интерпретации со стороны мира. Ты ловишь от реальности любой знак внимания, словно робко заглядывая ей через плечо.
Догонять - никогда не стыдно. Иногда просто хочется услышать приближающиеся шаги, не ломать себя для шанса их услышать, с каждым разом теряя всее больше и больше важного и сложносочинённого.
Приближающееся шаги.

@темы: 

00:29 

i am the video word made flesh
Никто не знает, но мы все на самом деле очень вменяемы.
Наше душевное здоровье равно здоровьz честного шахтёра или усталого мясника.
Мы цельные, мы боимся банальности, мы боимся детей в колясках, боимся, что кто-то будет нас ненавидеть, а мы этого никогда не узнаем - что может быть здоровее, что может быть нормальнее?
Мы больше не можем цепляться за карту безумия, оно больше не принадлежит нам, мы вырыли себе ноувую долину и твёрдо стоим на свежевскопанной почве снов.
И все те, кто некогда говорил нам и показывал, что мы не имеем права быть их в мире - разговаривает на подземной развязке с собой, их лицо покрывается нервным тиком. Они пытаются быть здоровыми и успешными хотя бы в нашем королестве, в нашей Сети, но за ее преелами их подстерегает такой ужас бытия, что нам и не снилось - никто не учил их справляться с ним, не то, что у нас, в малолетстве думающих, что Кафка читает наши мысли.
Мы очень нормальны, мы очень вменяемы.
Мы боимся себя показать, мы боимся себе рассказать, а где-то в соседней квартире домохозяйка пьёт Доместос в качестве диеты или делает куклу Вуду для своего мужа. Где-то, где нас нет, делают скульптуры из слепков половых органов и закапыают в землю за переключённый канал.
Не трогайте прерогативу безумия, ибо мы по-настоящему не знаем в глубинах своего самоанализа, что такое воитину перегоревшие системные платы, что такое абсолютное доверие безумным мысляи, что такое восприятие потока своих мыслительных процессов и речи как нечто неотделимое.
Мы не безумны, мы просто пытаемся быть живыми и находить непсящих, что может быть повседневнее, что может быть тривиальны.
Мы не безумны, и я в этом убедилась - я глядела в глаза другой стороне, представляювую реальность без контекста человеческих сложностей, и нам туда не нужно.

26/09/14

.

@темы: 

15:23 

i am the video word made flesh
- Эго-смерти! Дайте нам эго-смерти! - скандируют в серую высь Прекрасные создания. Смерть эго в их понимании блаженна, сладка и заполняет каждый пустующий, заброшенный уголок их внутренних лабиринтов, сделанных из ухоженных живых изгородей из стеблей-дендритов и аксонов.



Прекрасные создания уникальны в своем стремлении быть одинаковыми, не будучи едиными. Их кожа отполирована до блеска мраморных колонн, к которым никогда не прикасалась рука паломника. Красота, существующая самостоятельно и эгоцентрично, без любви и уважения к самой себе.



Их тела изящно порхают в такт музыке, которую они слышат у себя в голове, заявляя своё безраздельное право на владение ею, радуясь возможности подчеркнуть исключительность своей изоляции, желая удержать в себе то единственное, что имеет смысл удерживать, присваивать, отбирать, держать в темноте меж сомкнутых тёплых ладоней. Свои руки они используют, как тюрьмы.

Ощущая некое неясное глубокое несоответствие - своей природе? механизмам мира? двойному дну желаний? - они, Прекрасные, выбирают самый очевидный и простой способ избежать дискомфорта, вызывающего столь тревожные переживания, которые заставляет их танцевать ещё быстрее, пока движения их ног не превращаются в мерцающее в сумраках пятно.



Они останавливают свою речь. Речь преображает их, делает слишком настоящими и тяжеловесными. Язык уже предал их один раз, давным-давно, но они продолжают его оплакивать и осмеивать. В конечном счёте, это единственное, с чем они хорошо справляются.

"Молчи и будь первозданно красив. Молчи, и будь захватывающим моментом за стеклом в жидком кристалле. Молчи и делай неповторимое, делай то, что хотят увидеть другие, танцуй дальше, живи на поверхности, продолжай, крутись вокруг своей оси, продолжай, продолжай, начни заново "

/>>



А вот тут - беглокорявые записки с полей. Как можно было догадаться, проза моя довольно прозрачно передаёт то, что левое полушарие у меня протезировано всяким красивеньким и блестящим. Иными словами, образы вместо сути, образы, образы, как содержание. Дайте мне плантоновскую пещеру, и вместо того, чтобы ртом объяснить присуствующим, что пора валить отсюда, я буду разрисовывать разрисовывать стены газелями и фаллосами. Потому что мой словарный запас вытеснило желание быстробесплатнобезсмс выразить увиденное, не отягощая себя чувством вины за то, что я не придерживаюсь изящества и состоятельности в слоге. Не скажу, что я тут сижу в обнимку с грейпфрутами в ванной и с минуты на минуту ожидаю письменной лицензии на то, чтобы стать гонзо-сказкоплётом и забавно материться на вопросы о пределах вселенной и всего такого, но не то, чтобы меня может что-то остановить. Раньше меня останавливал мой вкус. Раньше, ну вы поняли.
Скажу ещё так: если вы меня читаете всё ещё и даже не по диагонали (но даже если и по диагонали - не переживайте, поддерживать бессловестную связь я люблю, а просто мёртвые души я ценю и коллекционирую из чувства кокетства и дружелюбия) и вам тут что-то взгрустнулось от того, как здесь всё обмазано внутренним диалогом и тем, что принято называть "пафосом" - покиньте судно, спасайте саквояжи, ибо дальше будет только хуже.
А рисунки живут-поживают на ДА да на тумбе среди информационного шума, если кому-то вдруг любопытно было. Увы, текст с веселыми картинками собственного производства у меня пока что никак не женится.

@темы: 

21:15 

i am the video word made flesh
Ебучая социализация, останови уже свою неумолимую мясорубку, дай придти в себя, я и так слишком много времени трачу на то, чтобы соориентироваться, что за человек в моей тушке общается с людьми на этот раз, а могла бы успеть пару раз качественно физически-деятельно переродиться.
А то словно в теле есть такая маленькая беспокойная опухоль, которая просыпается с периодичностью раз в пол-года, и начинает возопить: "Срочно! Паника! Надо Меняться! Перетекать из более бесполезного, мерзкого, глупого состоянее в менее бесполезное, мерзкое и глупое!" А ты тут вроде как передохнуть присел. Распиваешь чаёк с привкусом допустимого удовлетворения миром, собой и собственными усилиями. Но нет. Тысячеликая химера, застрявшая в рёбрах, начинает безудержно агонизировать, если видит, что тело где-то пригрело свой зад, велит бежать в "где угодно, только не здесь". И так продолжает в теле что-то незаметно раскручиваться и отваливаться, пока разум ликует и выращивает в голове какую-то новую, садовую, не сорняковую культуру.
Но. Как обычно. "Могло быть и хуже" - великое заклинание, позволяющее тривиализировать свои собственные воспоминания и переживания, вывести себя из состояния оглушённости и при этом не давать внутренней цензуре качества происходящих событий поглотить тебя целиком. Могло быть и хуже: лучше, чем вчера, хуже, чем бесконечно завтра.

@темы: 

01:40 

ramparts

i am the video word made flesh
Людей надо обязателньо выслушивать очень внимательно и с крайне задумчивым видом, чтобы потом всё равно сделать всё по-своему. Если бы мне была известна данная логически-поведенческая лазейка раньше, то я бы непременно спятила от спектра своих возможностей и от общей увлекательности по-дзенски безмятежного обкладывания хуями всего, что фонит и отвлекает от долгосрочных сверхзадач. Обкладывание бы происходило не на внешнем уровне, выражающемся в конфликте с отдельными делегатами псевдо-объективной реальности, а на внутреннем, минуя необходимость тратить эмоциональные ресурсы на попытки доказать, что у тебя всё в порядке с головой.
На самом деле, это успокаивает:
Вот синхрония подкидывает тебе столкновение с человеком, который в твоей предполагаемой сфере деятельности являет собой образец успеха - он рассудителен, логичен, сделал заведомо успешный выбор на своём пути развития, он хирургически аккуратно удалил в себе и своей работе истерические нотки максимализма и предрасположенности к искусству, он гладко выбрит/филигранно небрит и завит, он выглядит достаточно эксцентрично, чтобы быть журнально-показным, но при этом разумно не переходит ту черту в своей эксцентричности, где её выражение его стесняло перед потенциальными клиентами. Он говорит тебе - беги, ты же по уши в дерьме, я могу рассказать тебе тысячу способов о том, как здесь оставаться красивым и сухим, бросай эти свои игрушечные миссии, ориентируйся на перспективы. И он безусловно прав, безусловно логичен и выверен.
А ты слушаешь его и думаешь - вернее, уже знаешь, и знаешь очень давно - с уверенностью спокойной, не "вопреки услышанному", а скорее, как факт многолетней выдержки - ты не хочешь быть частью его мира, и у тебя не получится. Не получится без нелепости, надрыва и риска, потому что это то, что ты есть - сплошь нечётная деталь. Только сейчас эту нелепость, этот восторг ты носишь на себе, как доспехи, как часть своего убогого великолепия. Поэтому надо выслушать и улыбнуться, потому что указывание на очевидную недальновидность и безумие твоего пути лишь увеличивает его человеческую и душевную ценность.
Осталось только научиться максимально эффективно убеждать людей в том, что меня не надо спасать от монстров внутри моей головы, они уже довольно долгое врея занимаются тем, что помогают мне выжить так, как не может помочь никакая душеспасительная интервенция.

@темы: 

02:52 

bless the desaturation

i am the video word made flesh
Московский метрополитен - то ли как лимбическая система, которая так удобно соотносится по этимологии слова с чистилищем, то ли как желудочно-кишечный тракт города. Он меня как бы обтекает и пытается всосать все мои полезные вещества, окружив меня напряжёнными, мясистыми вибрациями.
Само пребывание в этом пространстве, в котором вокруг тебя постоянно что-то движется удивительным образом располагает к тому, чтобы каждый в этом движении был максимально от него внутренне изолирован, будучи вынужденным пребывать в своей системе. Самое правильное место для прочтения самых лакомых кусочков старых и новых миров, одна из самых очевидных площадок для рисования и зарисовывания, как бы это парадоксально не выглядело в силу отсутствия разнообразия форм и динамики. Идеальное место для того, чтобы начать методично записывать всё, что просится быть освобождённым акыном. Ты здесь, ты пишешь, ты изучаешь свои ощущения, ты вроде бы заодно с миром, но при этом знаешь наверняка, что мир, как правило, избегает твоего взгляда и массово отводит глаза в качестве необходимой меры предосторожности в случаях пребывания в местах большого скопления людей. Мир даёт себя рассматривать и делать собственные выводы, при этом старательно не нарушая чьих-либо границ и частот. Свободный от цвета и музыки ровно до тех пор, пока ты не разрешишь себе их увидеть.

@темы: 

19:38 

upon approaching the garden

i am the video word made flesh
Слово "почему?" - это вирус осознанности, построенной на необходимости задавать вопросы относительно устройства, уместности и причинности всего сущего, разносящийся ветром по планете. В каждом человеке есть хоть сколько-то "почему". Некоторые бывают измучены внутренней лихорадкой и неспокойствием, связанной с повышением активности вируса, и ищут спасения либо во внешних приобретённых и статичных ответах-догматах, либо пытаются ценою неимоверных усилий и неминуемого отчуждения от какой-либо из сторон жизни пытаются создать те же окончательные и статичные ответы внутри себя и своего поражённого вирусом сознания, опираясь на свои способности познания и интерпретации.
С этой внутренней одержимостью внутри можно попробовать заключать бартер - ты отдаешь себя этой одержимости практически полностью, с тем условием, что ты не будешь хотя бы некоторое время ставить под сомнение важность базовых потребностей своей личности и тела. Это тоже временная мера, но она хотя бы позволяет держаться тебе за твою внутреннюю потребность в человеческом общении, за потребность в интеграции в социум.

Иными словами, со своими внутренними одержимостями знанием во всех его проявлениях постоянно приходиться договариваться, вести бартер. В этом импульсе - познавать всё глубже, глубже - в нём заложена определённая безжалостность. Эта жажда сродни мясорубке, в которую иной раз попадает как внутренний покой, так и способность соединяться с окружающими на эмоциональном уровне.
Однако это потребность в знании имеет лазейку - в ней заложен огромный потенциал к созидательной и созерцательной любви, которая, в свою очередь, одаривает человека очень мощной тягой к отражению этой любви через взаимодействие с миром и населяющем его людьми и разнообразием живых существ.
Несмотря на то, что абстрактные понятия Любви и Познания довольно часто противопоставляются друг другу в множестве существующих сюжетов за исключением некоторых религий и философских течений, никаких объективных причин выбирать что-то одно, сознательно лишая себя другого.

Стремление к познание без любви - пустышка, худшее проявление того самого вируса, который со временем заполняет тебя всего без остатка без возможности реализовать адекватный и удовлетворительный выход этому желанию. Более того, тяга к расширению границ познание превращается в развлечение для скучающего и варящегося в собственном соку эго.
Любовь без стремления к познанию мира и себя - имеет свойство превращаться либо в нечто разрушительное, а значит, конечное, либо обращается в растворение свое личности и пребывание в состоянии пассивности, которая, опять же, оборачивается изоляцией без испытывания желания привносить что-то новое в окружающий мир.

@темы: 

11:06 

never read the fine print

i am the video word made flesh

@темы: 

13:45 

i am the video word made flesh
Про верное место и время. На самом деле обнаружение людей с похожими на твои "душевными координатами", соу ту сей, и связанными с ними предрасположенностями и направленностями вне какого-то узко специализированного социального круга формата "тусовка с общим реестром увлечений" - это в первую очередь огромная радость, несмотря на то, что подобное обнаружение постоянно пребывающих "астральных близнецов" обычно имеет скорее негативное впечатление, потому что обычно это было связано с тем, что тебе начинает казаться, что у тебя словно отбирают этот кусочек самости и личности, несмотря на то, что кусочек этот тебя уже давно измучал непониманием того, как вообще с этим жить.

Потому что, вроде как, несмотря на первый импульс в более простых ситуациях с похожим механизмом, когда на месте этого куска - вот эта максимально особенная и твоя музыка, или тщательно проработанная привычка, при возможности ближайшего рассмотрения человека с тем же самым на руках, первый импульс, который неминуемо срабатывает (у меня и до сих пор во многих вещах) - импульс противоречия, особенно когда в этих самых людях начинаешь замечать то, что не вполне по душе - то есть они либо как личности не вызывают восхищения, а если они и достойны вызывать восхищение, то всё равно вызывают зависть и дискомфорт тем, что они просто "лучше обращаются" с тем, что есть, на первый взгляд, и у тебя. В любом случае, механизм отторжения возникает неминуемо и проявляет в себя в самых разных формах в зависимости от того, насколько это осознанно происходит и насколько истерично серьёзно человек относится к концепции своей своей уникальности и сохранности внешнего уровня личности => достойности получать больше любви, чем иные.

В самых худших случаях это приводит к совершенно чудовищному ханжеству и очень нехорошему свойству ненавидеть особенно публично и сильно те черты и слабости людей, которые ты в себе пережил или переступил по той или иной причине и желаешь дистанцироваться от них настолько, что даже прибежишь к использованию других людей для более полной проекции и удовлетворения потребности забыть, какие проблемы тебе самому это доставляло в своё время.

В более удачных случаях отторжение помогает понять в действительности, насколько тот или иной элемент твоей видимой личности и самоопределения был действительно исконно естественным и нужным для тебя, или он всё же был временной конструкцией, обусловленной окружающими и внутренними обстоятельствами, которые отдельно от контекста могут где угодно и как угодно повторяться. Но те парадигмы мышления и взаимодействия, которые в действительности отражают тебя в полной мере и не ставят тебе каких-то дополнительных преград на пути к наиболее успешному применению себя и своих навыков, рано или поздно возвращаются к тебе, если существует стремление добиться максимального согласия с собой и с тем, как ты предпочитаешь себя видеть. Ко всему прочему, это приносит великое облегчение, потому что помогает понять, что совершенно естественно и полезно оставлять от чужих исследуемых доктрин и систем то, что лучше всего работает именно в твоём случае, и совершенно необязательно брать их со всеми потрохами и гноем во имя какой-то мифической "последовательности мышления", которая якобы представляет себя необходимой для честности с собой и улучшения личностных качеств.

Как раз последний вариант приводит, как недавно выяснилось, к одному из самый чудесных проявлений сопереживания, о котором мне необходимо рассказать наиболее честно -это когда ты понимаешь, что ещё неизведанный для тебя человек намного близок тебе по духу и по сформировавшемуся мышлению, чем казалось изначально, особенно когда даже из разговора становится неуловимо понятно, что человек в действительности проходил и через те болезненные вещи, которые в тебе тоже были и вызывали борьбу. Мысль об уникальности твоей трепетной слабости и несовершенства отходит на последний план, потому что вместо желания снова противопоставить себя этому появляется совершенно живое, иррациональное доверие и тепло. Тепло, потому что на самом деле при всех усилиях оставить сломанную часть себя в нетронутости и заботе, и при том факте, что ты некогда этой частью практически открыто эпатировал, пытаясь в глазах других людей представить её как самую значащую и определяющую часть тебя, глубинное понимание и даже восхищение оной (сиречь сформулированное другим человеком убеждение себя том, что на самом деле это точка сосредоточения положительного интереса к тебе в целом), ты всё это время отчаянно хотел понять, как с этим справиться, чтобы это не казалось чем-то непоправимым. Понять не получалось, потому что в действительности людей, втайне сломанных где-то в том же сокровенном и неформулируемом уголке души, рядом до этого и не было - потому что прежние попытки рассказать об этом воспринимались как попытки объяснить, что тебя, к примеру, преследует запах или цвет, которого по идее в природе вообще не должно существовать по известным тебе сведениям, и от этого твои объяснение одновременно уклончивые, двусмысленные и умоляющие хотя бы попытаться увидеть этот несуществующий цвет там, куда ты пытаешься показать. Реакции на подобные попытки объяснить эту свозящую тебя с ума вещь, обычно находятся в спектре абсолютного непонимания смысла сказанного, как если бы оно было на совершенно ином языке, и это непонимание либо приводит людей в полное замешательство относительно того, куда ты вообще показываешь трясущимся от ужаса пальцем, либо вызывает в них сильное раздражения, поскольку исходя из своих данных и жизненного опыта они предполагают, что причина этого неведомого в тебе на самом деле совершенно иная, и ты обезьянничаешь перед ними как раз таки в попытках сделать эту мучающую тебя вещь сложнее и важнее, чем она должна быть в их понимании. И ты начинаешь верить, ну да, этого на самом деле нет, этого необъяснимого цвета, звука или запаха и правда не существует, ни для кого-то ещё, ни для тебя, это всё было умножение сущностей, пагубный симптом твоей эгоцентричности и злодейски осознанной зацикленности на себе. И ты начинаешь активно уверять себя в ложности увиденного и понятого тобой, и со временем ты начинаешь делать это со всеми вещами внутри тебя, словно бы на всякий случай веря в них не до конца, если всё-таки статистика покажет, что они являются лишь следствием твоего заблуждения относительно того, как теоретически и логически должен работать мир.
Но до конца ты не забываешь, до конца какая-то крохотная частица тебя не решается до конца поверить в то, что то, что вызывало у тебя так много эмоций, дало так много поводов постараться увидеть и запечатлеть как можно больше вокруг через эту призму просто потому, что это завораживало тебя так, как не завораживало ничто больше - что это всего-навсего заботливо предоставленная пустышка под видом откровения о невидимой реальности, что это исключительно побочный эффект расценивания маленьких и банальных огрехов индивидуальной химии мозга как чего-то, что может скрасить эмоциональный вакуум. И каким-то образом это сокровенное маленькое ощущение удаётся пронести через жизнь, иногда даже забывая очертания того, что же там такого в этом было, что нельзя отпускать.

И наконец, ты понимаешь, что даже как-то неожиданно для себя оказался тем, где тебе и нужно было быть всё это время, просто раньше обстоятельства были сильнее тебя с твоими ценностями и знаниями, в которые ты и сам верить до конца отказывался на случай очередного риска, что у тебя в очередной раз вырвут землю из под ног, стоит на неё твёрдо встать.
Рядом с тобой совершенно случайно и немыслимо оказываются люди, которые тоже видели эти немыслимые цвета, и вполне себе явственно обоняли их, боялись яркости какого-то внутреннего сияния, которые исходили из тех уголков видимого мира, где их эти вещи продолжали преследовать, и они тоже от этого бежали, но при этом всегда одной ногой над бездной, всегда с весьма мучительным осознанием того, что они вполне здесь, вполне люди, и вполне готовы быть среди других людей, но всё равно не до конца. Они справлялись с этим другими способами, через другие события, рядом с другими людьми, но как бы не отличалась форма вербализации, разнились свои собственные доводы и предположения, что-то в тебе знает уже наверняка, что - с большим трудом и почти что тайком - они пытаются сказать в пространство о том же самом. А узнать это можно по тени-впечатлению этой очень болезненной и вынужденно одинокой любви к миру и к тому, что едва виднеется за трещинами в его куполе. Оно скрывается за некой долей насмехания над собой и тщательно развитым благоразумием, оно есть во взгляде чуть более настороженных и внимательных глаз, чем ты обычно привык видеть, даже несмотря на то, что человек пытается, как и ты, максимально естественно говорить во время фрагментарного и поверхностного знакомства про то, что говорить принято, когда вернее и вежливее всего говорить о чём угодно, кроме непосредственно того, о чем хочется спросить, потому что развитая культура одновременного уважения к чужому психологическому пространству и некоторому брезгливому отношению к чужим эмоциям, ради восприятия которых приходится самому включать своё непринятое и иррациональное.

И вот, что происходит. Человек говорит, и говоришь ты, и видишь, что ваш разговор является исключительно результатом какого-то странного и беспочвенного сопереживания и симпатии. Но если вы и правда оказались в верном для себя месте, то скорее всего и работаете в одном деле, которое, по-хорошему, нечестности по отношению к себе не терпит, потому что только над честным и своим можно работать максимально добросовестно и хорошо. Несмотря на это, первое, что появляется в голове у тебя, как и у многих других при виде публичного проявления этой болезненной эмоциональности и сломанности другого человека, которые он пытается выразить - привычное желание вежливо и деликатно отстраниться в страхе потратить слишком много душевной энергии на незнакомого человека, в страхе риска навязать своё внимание, которое будет обязывать человека быть благосклонным к твоему присутствию.
Но ты видишь слишком знакомые вещи, ты читаешь те мучительно сформированные мыслеобразы, которые при всей их намеренной расплывчатости имеют под собой некое узнаваемое на уровне интуиции смысловое ядро. И если ты действительно оказался в правильном месте внутри себя после столького времени, ты будешь знать наверняка и по своему опыту, что последнее, что этот, казалось бы, решительно незнакомый тебе человек хочет услышать в ответ на свой выплеск настоящести - это тишину. Да, обстоятельства и сами люди приучают нас к тому, что тишина выглядит намного благороднее и деликатнее вместо попыток передать своё понимание. Но в отличие от многих, ты знаешь, что в действительности означает тишина для того, кто пытается передать трансмиссии с другой стороны - это очередное печальное подтверждение того, что даже если ты и не один в пребывании на этой другой стороне, то всё равно их остановит тот же парализующий страх, что парализует и тебя - страх, что на самом-самом деле никто не сможет расшифровать твой ответ. Потому что этой частоты передачи не существует, этого звука не существует, этого неизведанного цвета действительно нет в природе. Но ты, кажется, всё равно до конца с этим не согласишься, даже несмотря на нерушимую логическую аксиому, что люди принципиально не смогут истинно понять друг друга из-за того, что бесконечное количество уникальных сочетаний малейших факторов и условий, создающих нам реальность не могут совпасть в достаточной мере. Даже несмотря на то, что ты знаешь, что следует ставить под сомнение любое знание, которое владеет тобою…
"Не знаю, как ты это воспримешь, но я просто хочу сказать, что я знаю, про что это, и я не уверен до конца, но, кажется, я тоже это вижу, и оно было рядом всегда. Возможно, ты мне вряд ли поверишь, но возможно, тебе станет легче. Потому что мне стало легче, когда я увидел, что рядом есть те, которые тоже не оставляют попыток рассказать об этом всем, кто готов слышать. Этого достаточно. Спасибо, что продолжаешь попытки связаться. Может, теперь тебе будет чуть легче позволить себе поверить, что эти цвета, эти звуки, этот ослепляющий свет неописуемого - всё это правда есть, и если ты вновь испытаешь боль от того, что это знание делает тебя не вполне человеком, вспомни, что есть те, кто ведёт ту же борьбу против белого шума, против принципиальной непознаваемости вселенной. И я шлю тебе свой ответ, и ответ этот, быть может, на другом несуществующем языке, но несмотря ни на что, знай - важно не содержание ответа, важно то, что им я передаю своё тепло, привет, и если это поможет в борьбе с пустотой безвременья и тишиной, которая больше нас всех, всех взятых - значит, никогда ничего не было зря, и есть основания этому верить, и есть основания засыпать по ночам счастливым, и на этой частоте никогда не смолкнут голоса тех, кто проживает эту борьбу снова и снова. Привет. Мы не знаем друг друга, но если что - я здесь, поблизости, на расстоянии абзаца от тебя. "
И если ты чувствуешь в себе необходимость сказать это кому-то, даже если это случайный знакомый, коллега, товарищ по учёбе или просто праздный прохожий, которого занесло в твой мирок только благодаря дурной голове и ногам, сделай великое одолжение себе и своему духу - не прислушивайся к той части себя, которая практикует благоразумие и невмешательство из-за страха за свой облик в глазах других. Не теряй возможности соединиться с теми, кто по какой-то смутной причине кажется тебе близким из-за страха, что тебя вновь посчитают безумным или несвоевременным. Потому что если ты ошибся, тебе будет неловко и стыдно за себя, но этот преходящий дискомфорт на самом деле ничто, по сравнению с настоящей трагедией - когда ты окажешься среди столь же безумных и несвоевременных, ты сделаешь по привычке вид, что ты твёрдо стоишь на ногах, что ты нигде не был сломан, что ты никогда не вслушивался в тишину.
Но если так случится, что ты забудешь, куда идти и что делать (так бывает и вины в этом нет) - следуй по направлению страха быть непонятым, и чем сильнее он будет становиться, тем ближе ты к верному месту и времени.

end of transmission.

@темы: 

00:47 

i am the video word made flesh
Do I have the right to be sick?
Cause the world is ruled by sickness
Power of deviancy shines ever stronger

Do I have the right to be lost?
Cause I see the reflection of my struggle
In the myriad eyes of the trapped childlings

Do I have the right to reach out to you?
Because all your beauty is creeping into my brain
Poisoning it, refracturing it, trapping it, robbing it of my truth.

Somewhere, something went wrong, heartbeats of inner millennia ago.


@темы: 

03:05 

all the screws I need

i am the video word made flesh
"Word on the street is that you're posessed."

Мне снилось Бальтийское море чуть ли не в перый раз жизни. Я с ним пробыла всю сознательную жизнь, но никогда оно мне не снилось. Я перелетала бесконечные океаны, тонула в них, дышала на дне, но в этот раз я говорила с со свинцовым беспокойным морем, сливающимся с грозовыми тучами вдалеке, разбитые и почерневшие скелеты пирсов, запах тревоги. Запах памяти.
Память пахнет сырыми досками, утром и дымом догорающих костров. (мне не хватает этого больше, чем я в силах себе признать)

Мы говорили с ним и плохо понимали друг друга. У моря тяжелый характер. Оно не принимает меня обратно.

anywhere but here

с рождения я помню воду. много воды. много солёной воды внутри, солёный и железный вкус - кровь носом шла почти постоянно. мне казалось, когда в тебе слишком много воды и горечи, надо просто немного подождать - они выйдут сами; мокрое лицо.

anywhere but here

смотрю на кровь на пальцах, читаю, валяюсь на зеленоватом потёртом покрывале из комиссионки, вытираю об край страниц красное. сижу с очень невозмутимым видом для пятилетнего ребенка, скорую, говорю, не надо, не надо скорой. дырку в покрывале пальцем ковыряю.
через минут десять вижу из-за дворовой сосны, как меня выволакивают из дома в нём, в покрывале. продолжаю спокойно относиться к ситуации. возмущаюсь, что холодно, вон, кашляю же;
и засвеченная плёнка на месте больницы. возвращаюсь к кадру перед белым пятном, снова и снова.
эти пятна света - просто потерянные минуты, минуты любой боли - всегда потерянные.

anywhere but here.

В морскую пену и на серый песок капают бурые капли, чувство и вкус - идеальное воспроизведение, и идеальное произведение спящего разума. Мне нечего больше сказать, все было сказано и услышано во сне, наяву, в прошлой жизни или последующих. Появляясь на свет, слово начинает подгнивать, теряет свою жизнь прямо на губах. Пусть лучше выходит водой.

Я всегда добираюсь до поверхности. Просто когда-нибудь я одам ему, выплачу все чёрные воды, взглечу и упаду ввысь, в вечные тучи и сердце гроз. Только тогда мы примем друг друга.


@темы: 

00:05 

i am the video word made flesh
Поучительные и увлекательные приключения с полимеркой, take 1.
Куски полимерной пластики, оставшиеся после приготовления подарков и игрового антуража приобрели внезапные формы. Они настаивают на том, что залачиться и жить дальше, как фейк-плаги. Как настоящие рейв0рские артефакты, должны светиться в УФ, но то, как во время создания градиента ведут себя некоторые пигменты в глине мне совершенно неведомо, и это меня удручает.

@темы: 

16:26 

i am the video word made flesh
Объявляю этот год годом беззастенчивого выкладывания рисованной херни.
Лучше оно само становиться не будет, а дать себе пинка и отказаться от завышенных ожиданий в отношении себя необходимо прямо сейчас. Так что вот, понасилую-ка ленту.
Этого чувака зовут Дию, своим существованием в моей голове он парит меня добрые пару лет, как минимум. Он - самую малость голем и торгует с забытыми богами телами людей-медиумов в обмен на то, чтобы те оххраняли его существование от всяческих проблем и забирали у него лишние воспоминания. Тролль, но не лжец, и уж точно не девственник. Но чёрт его знает, на самом деле, что касается последнего - все присущие нормальным людям функции организма у него то ли есть, либо он умело имитирует их с помощью ловкости рук и усилия воли. Долгая история, полная ярости, безумия, пошлых шуток и сделок.
(И ура покраске пяткой же!)

@темы: 

02:32 

i am the video word made flesh
надо чаще говорить с внутренней музой, однако это меня привело к тому, что моя внутреняя муза - тот ещё мудак.
он вопрошает верное, однако стоило вместо этого спросить, почему я ничем кроме чёрной шариковой ручки ничем не способна рисовать.

">

@темы: , outside

00:22 

i am the video word made flesh
дислексчиеский привет Бердслею?

нет, просто свободные руки не лекции лексикологии очень опасны,

постарайтесь по возможности избегать их появления.



@музыка: cirque de soleil - hijo de la luna

@темы: , outside

23:09 

number whatever.

i am the video word made flesh
bits and pieces. sticks and stones. piercing the brain, wiling to get out

[...]
- Хватит уже, - буркнула она, с крайне незаинтересованным видом покосившись на Бредли из-за двери старенького холодильника. .
- Что хватит? - холодно поинтересовался Бредли, за надменным взглядом пряча осознание того, что воротник его рубашки мерзко прилип к мокрому от холодного пота затылку.
- Хватит меня бояться, - проговорила Астарте, устало уставившись на него влажно блестящими, покрасневшими глазами, напомнили Бредли о больных взглядах стареющих бродячих псов, - Твой страх воняет. Мешает сосредоточиться.
- Виноват. Но на всякий случай проверь, не воняют ли это трупы младенцев из морозилки.
Бредли даже не потрудился одернуть себя за прямо противоречащие здравому смыслу и инстинкту самосохранения реплики - где-то под грудиной, за рёбрами, он чувствовал негодущие пляски Сирен, глухим стуком ревербировавшие в горле. Он от ресниц и кончиков ногтей на ногах пребывал в беспомощном страхе, но они были голодны, голодны и недовольны присутствием конкурентноспособного существа из их мира, и Бредли передавалась их ревность, их высокомерие в отношении неизвестной твари.
Астарте медленно подошла к нему, и распрямилась во весь рост перед его глазами - без её болезненной сутулости, очевидно преследовавшей Астарте в городе, она оказалась больше чем на две головы выше него. Когда тот неожиданно для себя забыл, как правильно дышать, она удовлетворённо потянулась всем телом с грацией сытого хищника, разомнула затёкшие плечи и добавила, уже куда более спокойно:
- Кто бы не катался у тебя на закорках, Дестинос, скажи им, что со мной они ничего не смогут сделать, - на лице женщины промелькнула тень лукавой улыбки, - И ещё скажи, что даже если и так, я всё равно не собираюсь причинить тебе никакого вреда.
Бредли промолчал, лишь пощупав под курткой с радостью давшей о себе знать огромной набухающей гематоме в районе рёбер, решив, что ирония в данном случае будет излишней.
- То, что тебе угрожает… - продолжила она, обойдя кожаное кресло, в котором он устроился, - В любом случае, то, что за тобой охотилось, намного хуже меня. [...]
*
[p.s. - bradley sees three shadows by his feet, but none of them are his]
*

an ocean.
sometimes dreadfully still, suffocating boundlessness and silence.
sometimes you just spot black waves crawling in the horizon, and when they get to you, you realize those are the tides of Leviathanian worth and proportions. You're swallowed, then spitted back. While you're being regurgitated by the waters, you just ponder on whether the next hit of the water wall will crush your bones or not.
sometimes, you're just plain afraid to go deeper, even though you feel a dire need to. it's maddening, infuriating, even though you know you'd be crushed by the pressure of the abyss.
just as maddening, in fact, as the most brilliant liquid sun on the surface of calm waters. you know it's there, but you can't touch it, can't lift it in your hands, it just slips away.

but when you step off the material shore into the ocean, you just now that you've just returned home. as your toes stop feeling the murky sand underneath them, you're returning.

and sailing through is, perhaps, the best thing ever to happen.

*

... По сути, единственная постоянная константа в пределах меня, которой следует доверять - это моё тело.
Несмотря на то, что относительно вечности энергии оно - лишь одно из временных воплощений, я научилась с ним жить и достаточно достойно нести его по жизни. За ним занятно ухаживать, делать из него храм. Зачастую мне скорее нравится его тяжесть, чем наоборот, нравится его постоянство - за шесть лет мой вес ни разу не менялся.
И сейчас я в бесконечном восторге от того, что оно женское.
Лицо - -это, конечно же, другое: сейчас я понимаю, что оно в полной мере отражает меня и мои внутренние конфликты, взаимоисключения и представления о красоте, но я, тем не менее; не считаю его женским в полной мере.
В детстве я презирала саму концепцию человеческого тела, мне хотелось сдирать с себя кожу каждый раз, когда меня посещали видения новых миров, потому что тело было слишком, слишком земным, слишком душно было в нем. Мне слишком сильно быть легче воздуха. И всегда будет хотеться. Надеюсь, телу и душе удастся найти консенсус в скором времени.
По сути, доктрина чувственности восприятия идеальна для существования. Поклонение душевной красоте и красоте бытия, поглощение тактильных, вкусовых, запаховых ощущений, передача оных другим людям.
Но всегда внутри мечется тревожный, болезненный, истерический кусочек, отвечающий за творение нового. Он отрицает гармонию тела и чувств, отрицает цельность личности необходимости прикасаться к людям вокруг. Он требует лишь одного - полной отверженности других функций организма и сосредоточения на создании и толковании новых историй. Эта часть себя - настолько же правильная и истинная, но она не желает тесниться с окружающим миром, ей противна гармония моего тела и привязанностей.

@темы: 

02:05 

i am the video word made flesh
Странный сон сегодня был -

У нас появился новый преподаватель, строгий, безжалостный, ослепительный, с настолько острыми, пронзительными чертами лица и надменной прямой осанкой, что, казалось, прорезал собою пространство пыльной, непривычно старомодной аудитории. Он появлялся в дверях, сопровождаемый клубами хищного сигаретного дыма из курилки, и имел привычку негодующе проходиться по ярусам, заставленными деревянными партами.

Он преподавал один из тех предметов, названия которых запомнить было величайшим понтом на потоке, а, что касается самой дисциплины, которую он преподавал - это было нечто, относившееся к антропологии, но при этом настолько невыносимо правдиво и зубодробительно сложно, что с каждой лекции оставалось убеждаться лишь в собственном ничтожестве.

Он говорил о некоей работе под названием "тезис Хейлеля", или о какой-либо другом научном труде, непосредственно принадлежащем.

Я, отвлекшись на то, чтобы ответить что-то однокурснику, прослушиваю фразу, и прошу повторить.

Он взмывает гневной походкой вверх по ступеням и одаривает меня улыбкой, от которой моя кровь в жилах закипает от возмущения и адреналина - в ней есть гнев, снисхождение, высокомерие, брезгливый интерес и что-то ещё, говорящее о тайне и силе такой величины, что ещё один шаг, стук каблуков лакированных ботинок - и меня просто сметет взрывной волной к чертям за пределки этого уютного мирка.

"Впрочем, откуда вам знать, кто это такой?"

Я чувствую, как к горлу подкатывает пульсирующий, чёрный комок ярости, который я прежде не ощущала ни во сне, ни на яву - первозданная ярость, окрыляющая ярость вызова.

"Я знаю."

"Отлично. Всегда ставьте под сомнение любое знание, владеющее вами."

Не знаю, сказал ли он на самом деле, или это прочиталось где-то в атмосфере, где-то в молчании, но я проснулась с этой мыслью, гремевшую на весь череп, она прекрасна, она прожигает изнутри своим светом просвещения.




Всё это было так до боли канонично, что невольно вызвало у меня бурный восторг, хозяин явно доволен.

@темы: 

00:43 

i am the video word made flesh
А в переулках Маросейки прячется идеальная осенняя тишина. Негостеприимно закрытые ставни и двери часовни, пустые и горькие глаза брошенных окон и подворотен с отклаывающейся бежевой краской на стенах - все замерли в моменте, как пауки в янтаре, только вместо смолы их накрыло низким, заволоченным тучами небом, кажущееся почти медным оттого, что оно впитало в себя вечерний свет Китай-Города.

Небо заползает в мои глаза и уши, щекочет мои ноздри несуществующим запахом пустынных городов из моих снов. Глубоко вдыхаю еще раз, и щекотание перерастает в тревожный мнимый зуд, нарастающий где-то в районе затылка внутр черепа. Отчетливое ощещние того, что я вот-вот, на этом же самом месте провалюсь в свои детские кошмары, прямиком туда, где я втайне от свой бодрствующей личности спрятала самый последний и самый важный кусочек себя.

Иногда мне начинает казаться, что все мое существо, все мои попытки придти к своей цели заключаются в этих слепых поисках таких мест, которые я храню так бережно, что сама с трудом могу туда попасть. Пожалу, это правильно. Жить сложно без маленьких трагедий, и еще сложнее искать себя, если ты до этого не оставил себе никаких ориентиров к месту, где ты себя спрятал.

@музыка: jarboe

@темы: 

00:50 

7

i am the video word made flesh

@музыка: Shiina Ringo - Gamble

@темы: 

00:26 

i am the video word made flesh
João Ruas & Gravenhurst.



Это прозвучит... Нет, мне совершенно наплевать, как это прозвучит. Эти люди понимают мой страх. Или наоборот. Или страх понимает нас всех.
Это - признание в любви неосвещённым шоссе, безлунным ночам, сонному параличу, мистицизму городских ужасов.
Луна - это мы. Не теряйте свою внутреннюю луну, не ненавидьте её в себе. Звёзды потянутся к вашим следам, Солнце встретит на другой стороне.











And now you've got your face on the scene

page seventeen wltm someone like me

our back door is open to people on their knees (underneath)

emily don't go to the house tonight

stay on your own count your blessings hold onto them tight

just one more week and the paper comes through

just one more week and you're mine

people will say how they never saw the signs

ugly boy in fourth form suffered a head blow

puts up the buildings in the west country

carefully maps out the garden hides the letters from your sister

they're not here to understand



*






Emily said,

the things in my head are keeping me from sleeping

if I don't go to them they'll come for me instead

and the company I'm keeping

and this is how the damage is done

climbing the stairs in the dark

I won't reach out for anyone

@темы: приход,

главная